Американская агрессия во Вьетнаме

научная работа

Глава II. Сила и бессилие: 1965-1968 гг.

«Мы унаследовали благородную миссию, миссию,

которая является лучом надежды для всех

народов земли»

«На нас лежит ответственность гарантов свободы

и мира»

Президент США Р. Рейган (1983 г)

Вьетнамская война многое расставила по своим местам. Нельзя, конечно, утверждать, что она продемонстрировала миру «истинное лицо» Соединенных Штатов Америки: агрессивные нотки во внешней политике США прозвучали еще в период «корейского бума» 1950-53 гг. и даже раньше. Но она выявила глубинные проблемы американского государства, в частности, его излишнюю самоуверенность - доктринарную самоуверенность и самоуверенность силы. Американский историк Г. Колко, проанализировав причины поражения США во вьетнамской войне, пришел к следующему выводу: «Наша уверенность в своей правоте восходит к временам возникновения республики, однако, в те годы мы были слабы, мы сражались со слабыми народами - испанцами, мексиканцами, индейцами - на территории американского континента. Мы не привыкли подсчитывать издержки во внешней политике…. Кто бы мог подумать, что наша преобладающая мощь не восторжествует во Вьетнаме? Л. Джонсон выражает привычку избегать подсчетов и является жертвой американского требования успеха».1 Но в 1965 г. внешнеполитическое унижение еще не угрожало США, хотя неудачи на начальном этапе вмешательства в дела Вьетнама заставили Джонсона и его свиту частично пересмотреть свои взгляды на ситуацию в Индокитае.

О смене настроений в Вашингтоне свидетельствовал новый курс 1965 г.:

Предложения об образе действия в отношении Вьетнама: цели США - на 70% предотвратить унизительное поражение США, на 20% удержать территорию ЮВ и прилегающие территории от перехода в руки Китая, на 10% дать возможность населению ЮВ иметь лучшую, более свободную жизнь

Из секретного меморандума Дж. Макнотона Р. Макнамаре.

Как мы видим, поражения на первом этапе войны несколько отрезвили Вашингтон, заставив его отказаться от прежней демонстрации своего альтруизма, выраженной в заявлениях, что «единственным желанием [США] является обеспечение народам ЮВА возможности жить в мире и созидать собственную судьбу своими руками». Теперь этому компоненту доктрины Пентагона отводилось всего 10%. А 70%, отведенных на предотвращение унизительного поражения, демонстрируют тот факт, что США осознали, что война будет иметь затяжной характер и что уже на том этапе не могло быть стопроцентной уверенности, что она завершится в пользу Соединенных Штатов.

Вскоре Джонсона начали покидать знаменитые «вундеркинды»: в конце 1965 г. в отставку подал М. Банди, место которого тут же занял У. Ростоу; Маккоуна на посту директора ЦРУ вскоре сменил Р. Хелмс; а еще чуть погодя кабинет покинул и Макнамара, замененный А. Шлезингером.

Таким образом, Джонсон, в самом начале своего президентства желавший избавиться от «осколков Камелота» - наследства Д. Кеннеди, - умудрился наступить на те же грабли: избавившись от бесчисленных советников - «кеннедистов» (правда, не от всех), только мешавших ему, настаивая на эскалации войны во Вьетнаме, Джонсон в одночасье окружил себя новой армией советников - в основном, опять же, консультантами по Вьетнаму.

Кеннеди, кстати, также возводил Ростоу в ранг своих советников. Но, в отличие от Джонсона, который был в восторге, что наконец-то нанял «своего личного интеллектуала», Кеннеди так охарактеризовал профессора Ростоу: «У него бездна идей, но 9 из 10 приведут к катастрофе»3. Однако У. Ростоу, помимо всего прочего, был и главным специалистом «Камелота» по противопартизанской войне. Его внушительное творение «Партизаны и как с ними бороться» («Guerilla war: The Guerilla - and How to fight Him») разъясняло суть любого национально-освободительного движения и предлагало комплекс мер для осуществления контрпартизанских действий. Джонсон же находился у власти в то время, когда Кеннеди оставался превыше всего в национальном мышлении и эмоциях, да и сам президент пребывал в том же настроении.4 Иначе чем можно объяснить его увлечение противопартизанской войной и создание вокруг себя кружка «собственных интеллектуалов»? Дух «кеннедизма» был еще силен, но Джонсону очень хотелось отличиться чем-нибудь «своим». И если во внутренней политике президент по-прежнему развивал курс создания «Великого общества», то в политике внешней он, при активном содействии своих советников, отдал предпочтение эскалации конфликта в ЮВА. А это означало, что от стратегических изысканий США готовились перейти к применению «голой военной силы».5

На тот момент в Индокитае уже сражалась 600-ая армия США + порядка миллиона солдат ЮВ.6 Повсеместно применялось химическое оружие, в частности, препарат «орандж». Американское командование решило, что, раз в джунглях вьетконговцев превзойти не удается, то будет лучше просто уничтожить тропический лес вместе со всеми находящимися в нем живыми существами.7 После руководство армии США с удовольствием докладывало Вашингтону о жертвах среди вьетнамского населения в ходе этих операций, однако существовала и обратная сторона медали: многие американские военные сами пострадали от своего же химического оружия. В период с 1965 по 1968 гг. было проведено несколько крупных операций; на территорию Вьетнама американские бомбардировщики ежемесячно сбрасывали до 50 тыс. тонн бомб и до 1,7 млн. снарядов. К 1967 г. командование США имело под своим началом свыше миллиона американских солдат, а также солдат марионеточной армии. Что же касается общественного мнения, то вьетнамская кампания и прежде не вызывала симпатий даже у ближайших союзников США, так как в результате ожесточенных боев гибло мирное население. Однако вскоре случилось то, что потрясло весь мир.

NB 16 марта 1968 г. - кровавая расправа над общиной Сонгми.

К тому моменту геноцид стал неотъемлемой частью ведения боя американскими солдатами: кровавые расправы вершились на каждом шагу; американцы не стеснялись использовать свое превосходство в вооружении над подчас безоружными, мирными жителями. После того, как стратегия истребления на долгие годы заклеймила позором Соединенные Штаты, действия американской солдатни стали объяснять приказом Макнамары, вводившим «отчетность по убитым», тем самым, выявляя эффективность военных действий. Генерал Уэстморленд, очевидно, одобрял такие зверские методы. «Лучший способ воевать - нападать и убивать вьетконговцев», говорил он.8 Вот под таким девизом американские морские пехотинцы в 1965 году сожгли 150 домов вьетнамской деревни южнее Дананга. И таких военных преступлений было множество. Трагедия Сонгми 16 марта 1968 г. стала не исключением, а скорее, рядовым эпизодом войны.9

Накануне судного дня лейтенанту У. Колли был отдан приказ провести «очистку» от вьетконговцев деревень Милай. Солдаты американской дивизии, высадившись в этом районе, партизан не обнаружили, однако приказ нужно было выполнять. Поэтому Колли распорядился согнать всех жителей к оросительному каналу на краю деревни, а после отдал приказ - палить без разбору…

Бойня длилась недолго: после уничтожения 567 жителей деревни и её сожжения убийц в военной форме и след простыл…

Правда о Сонгми стала известна благодаря письмам рядового Рэйденауэра, которые он разослал влиятельным чиновникам. На судебном процессе по Сонгми командир бригады Колли Хендерсон сквозь зубы бросил: «У каждой бригады во Вьетнаме была своя Сонгми, но не в каждой нашелся свой Рэйденауэр, болтавший про это». Сегодня на месте этого страшного преступления стоит монумент, напоминающий о том, насколько бесчеловечны и жестоки могут быть люди.

Разумеется, массовые убийства во Вьетнаме не могли не возмутить человечество. Поэтому Р. Никсон, сменивший впоследствии Л. Джонсона на посту президента США, решил не оставлять без внимания события в Милай, и вскоре У. Колли предстал перед судом - единственный из той самой 9-ой дивизии. Однако стараниями американских СМИ и с помощью некоторых видных политических деятелей США в 1974 году Колли (единственный американский военнослужащий, осужденный за военные преступления!) был освобожден, а после реабилитирован. Притом, взводный лейтенант был далеко не единственным военным, превратившимся из палача в героя. Сегодня У. Колли живет в г. Коламбус, штат Джорджия, он торгует ювелирными изделиями и спит спокойно по ночам.10 В отличие от солдат своего взвода…

Несмотря на то, что зверская расправа с Сонгми являлась лишь эпизодом всей вьетнамской трагедии, именно она продемонстрировала ту невероятную по своим масштабам силу армии Соединенных Штатов Америки, и в то же время отразила беспочвенность попыток американских военных «раздавить северовьетнамцев и вьетконговцев», чтобы впоследствии «маршем пройти по Ханою». Взбешенные своим бессилием, «крестоносцы демократии» рассылали удары направо и налево, обстреливая наугад джунгли, в надежде зацепить «ненавистного коммуниста», а если в руки им попадался вьетнамец - мирный житель или партизан - значения не имело, - расстреливали его очередью в упор.

Но даже эта демонстрация невероятной по своей разрушительности силы не изменила положения дел в войне: эскалация не дала ожидаемых результатов, а план Макнотона - Макнамары по предотвращению «унизительного поражения США», начиная с 1968 года, занял центральное место во внешней политике администрации нового президента Р. Никсона.Л. Джонсон, «жертва национального требования успеха» и безусловная «жертва Вьетнама», так и не смог выбраться из тени братьев Кеннеди, преследовавшей его на протяжении всего срока полномочий. Он просто не мог предать интересы Дж. Кеннеди, чей образ еще сохранялся в сознании нации; скорее всего, это и заставило его отказаться от своих взглядов и пойти на сохранение присутствия, а после и на эскалацию ВС США в ЮВА. Кроме того, к 1968 году Джонсон потерял добрую половину своего кабинета, в том числе и министра обороны Макнамару, -пожалуй, самого ярого, на тот момент, сторонника эскалации. Он знал, что его дни в Белом доме будут недолгими: «с самого начала я знал, что меня распнут, куда бы я ни пошел», - говорил он. Джонсон был уверен, что не пойди он в свое время на эскалацию, то был бы обвинен в том, что «позволил демократии попасть в руки коммунистов».

Но эскалация не дала ожидаемых результатов, и вскоре администрация Джонсона оказалась перед дилеммой: либо продолжать увеличивать численность ВС США в ЮВА, либо начинать поиски выхода из вьетнамского тупика. Джонсон вынужден был отказаться от затребованного Пентагоном увеличения численности войск на 200 тыс. человек: новые шаги по эскалации спровоцировали бы новую волну протестов уже не только в американском обществе, но и во всем мире.12 Решающим стал тот факт, что уже к 1968 г. в США движение против войны во Вьетнаме обогнало негритянское движение. Недовольство войной проявлял не только народ, но и солдаты: многие из них совершали акты неповиновения, сопротивления офицерам (некоторые рядовые не гнушались убивать своих офицеров), а также мелкие саботажи, выраженные в необъяснимых поломках техники. В авангарде гражданского антивоенного движения шла студенческая молодежь. Благодаря развитию высшего образования в США в студенческих городках жили десятки тысяч студентов. В октябре 1967 г. в рамках борьбы против призыва на военную службу у здания Пентагона собралось более 50 тыс. демонстрантов. Призывники демонстративно уничтожали повестки, захватывали документацию призывных участков. Молодые люди, не желающие служить в «доблестной» армии Соединенных Штатов Америки, покидали страну: только в Канаде обосновалось до 10 тыс. американцев13. Социологические опросы среди студентов выявили взрывоопасную ситуацию в американских университетах и колледжах: 81% выразили недовольство администрацией вузов, а более 50% и вовсе заявили о серьезных сомнениях в правильности внешней и внутренней политике США. Правые организации, взявшие на себя обязательство дать отпор молодежи, не справлялись, пропаганда не работала.

Вскоре сам Мартин Лютер Кинг, идейный лидер «черного» движения, поддержал недовольных. Он назвал США «величайшим насильником в сегодняшнем мире», а испытание на Вьетнаме новых видов оружия и применение пыток сравнил с нацистскими экспериментами (концлагерями и пытками). «Поставить войну в Азии, преследующую сомнительные национальные интересы, выше нужд внутри страны… хуже, чем слепая политика, это провокационная политика», - заявил он в одном из своих выступлений14. Нарастание недовольства не только внешней, но и внутренней политикой государства заставило Л. Джонсона собрать чрезвычайное совещание политических деятелей, вместе с которыми он и начал вязнуть в Индокитае; среди них были М. Банди, М. Тейлор, Г. Лодж и другие. В свое время каждый из них поддерживал эскалацию конфликта во Вьетнаме, но теперь все они единодушно высказались за начало переговоров. В принципе, Джонсон мог закусить удила, что он делал уже не раз, и продолжать гнуть свою линию. Но он не стал этого делать.

31 марта 1968 г. Джонсон отдал приказ об ограничении бомбардировок территории ДРВ южнее 20-ой параллели, а вскоре и вовсе объявил о полном прекращении обстрела территории ДРВ с моря. Одновременно с этим было объявлено о готовности США начать переговоры с ДРВ, а уже 3 апреля руководство ДРВ дало свое согласие вступить в переговоры. Тем не менее, завершить войну самостоятельно Джонсону не удалось - закончился кредит доверия, выданный ему Нацией. Выборы 1968 г. прошли без его участия (Джонсон даже не стал выдвигать свою кандидатуру).Л. Джонсон был близок к завершению войны на том этапе, когда численность армии и недовольство в обществе еще не миновали своего пика, но при этом осознавал, что не оправдал возложенных на него надежд. Нация тем временем поверила словам нового президента о скором и, по возможности, достойном завершении конфликта. Тем не менее, война продолжалась.

Делись добром ;)