Американская агрессия во Вьетнаме

научная работа

Глава III. «В трясине»: 1968-1973 гг.

«Наша судьба предначертала нашу

политику: американский

закон, американский порядок, американская

цивилизация и американский флаг прочно

утвердятся на берегах, которые пока ещё

погружены в кровавые войны и мрак

невежества, но будут превращены руками

Божьего провидения в прекрасные и светлые»

Сенатор А. Беверидж (1897 г)

К 1968 г. война во Вьетнаме приобрела для США особое значение как в рамках их азиатской политики, так и в глобальном масштабе. В связи с этим еще Л.Б. Джонсон заявлял: «Если нас выгонят из Вьетнама, ни одна нация никогда больше не поверит в американские обещания или в покровительство Америки»1. Неудачи Америки в Индокитае, неспособность США добиться ни военного, ни политического успеха в регионе - все это серьезно подрывало их престиж. Вместе с тем материальные затраты Соединенных Штатов на войну во Вьетнаме оказались настолько большими, что стали одной из причин кризисных явлений не только в экономике США, но и в системе валютно-финансовых отношений всего мира. Таково было наследие, оставленное Л. Джонсоном Р. Никсону на момент вступления последнего в должность президента Соединенных Штатов Америки в январе 1969 г.

Поражение политики эскалации явилось для Вашингтона отрезвляющим уроком: США осознали бесперспективность своих расчетов на победу в Индокитае, а посему администрация нового президента Р. Никсона вынуждена была начать поиски выхода из вьетнамского кризиса. В июле 1969 г. на о-ве Гуам Никсон изложил новую стратегию США в Индокитае, получившую название «гуамской доктрины», которая была призвана смягчить негативные последствия американского «сверхвовлечения» во Вьетнаме и спасти политический престиж США в глазах остального мира.

Знаменитая «гуамская доктрина» Никсона по отношению к Вьетнаму2, в целом, укладывалась в 3 тезиса:

1) вместо конфронтации - эра переговоров;

2) вывод войск из ЮВА;

3)"вьетнамизация» войны;

«Вьетнамизация войны» - означала изменение военной стратегии США в Индокитае: США планировали, наконец, научить сражаться армию южновьетнамского марионеточного режима, чтобы после передать полномочия сайгонскому правительству и начать постепенный вывод своих ВС с территории Вьетнама. Параллельно с выводом войск рассматривалось также начало переговорного процесса о политическом урегулировании с СВ.

«Вьетнамизация» представляла собой комплекс военных, политических, и социально-экономических мероприятий, финансировавшихся США и призванный обеспечить сайгонскому режиму нормальное функционирование для продолжения борьбы с силами Освобождения даже после ухода американских войск из региона. Одновременно с этим, США старались маневрировать в четырехсторонних переговорах в Париже, совершая дипломатические демарши, стараясь навязать ДРВ выгодные США и Сайгону условия политического урегулирования3. Приоритет в политике «вьетнамизации» отдавался военному аспекту, так как Вашингтон еще не терял надежды добиться победы, пусть и руками марионеточного режима.

Очевидно, что на политическую программу новоиспеченного, 37-ого по счету президента США значительно повлияли выборы, в ходе которых он и был избран на этот пост. Однако народ США уже сполна хлебнул из чаши разочарования, когда предыдущий глава Белого дома, Л. Джонсон, заверив избирателей, что «не хочет, чтобы американские юноши сражались за азиатских юношей» и что «пока он президент, будет мир для всех американцев», не сдержал своего слова. Никсону крайне необходима была поддержка масс, а для этого нужно было успокоить эти массы, тем более, что накануне огласку получили кровавые события Сонгми.

И Никсон действительно начал вывод войск из Вьетнама! Уже весной 1969 г. в Штаты вернулось 65 тыс. солдат, а в апреле 1970 г. Никсон объявил о выводе в течение года еще 150 тыс. военнослужащих, а после без большой оттяжки и всех остальных4. Вашингтон пребывал в уверенности, что «вьетнамизация» войны проходит успешно: сайгонские ставленники должны были благополучно занять места американского командования, а возвращение солдат на родину - стабилизировать ситуацию в американском обществе. Сами же американцы надеялись, что эта тенденция сохранится, и что правительство приняло разумное решение, прекратив «домогаться» капитуляции Вьетнама. Но не тут-то было….

Администрация Никсона вовсе не отказалась от первоначальных целей; она просто пересмотрела методы их достижения, слегка дополнив доктрину:

4)"психологическая война»

5)"умиротворение южных районов»

«Психологическая война» - состояла из ряда операций, подобных Сонгми. Именно при Никсоне США нанесли по Вьетнаму самый мощный удар, нанесший максимальный ущерб.5 Однако, как показывают цифры, Соединенные Штаты понесли и наибольшие потери в этот период. Можно смело утверждать, что этот метод психологической войны себя не оправдал: Хо Ши Мин так и не явился в Париж, «умоляя о мире»6. В программу «психологической войны» также входило планомерное «запугивание» руководства ДРВ, вплоть до угроз начала ядерной войны. Командующий армией США Уэстморленд предлагал использование «небольших тактических ядерных бомб», для того, чтобы «вернейшим способом что-то внушить Ханою». Однако в таком случае очень явно вырисовывалась перспектива ядерной конфронтации США и СССР, а возможно и новой мировой войны. Таким образом, руки Вашингтона были связаны.

Психологическая «обработка» проводилась так же и в рядах сайгонских офицеров (корпус численностью около 100 тыс. человек): личный состав муштровали в духе антикоммунизма, преданности идеалам свободного мира - американским идеалам. Однако, даже внушив южновьетнамцам необходимость сражаться, американское командование так их этому и не научило: несмотря на внушительную численность техники (артиллерийской, бронетанковой, военно-воздушной), возможности ЮВ были невелики. Постоянная опора на американскую помощь составляла их «самую большую слабость».7

Еще одно средство - «Умиротворение» Юга - дало, пожалуй, куда больше результатов, чем любое из вышеперечисленных. «Умиротворение» южных, сельских районов Вьетнама заключалось во введении на территории ЮВ военно-полицейского режима. Силы местной полиции, отданные на откуп ЦРУ, к середине 70-х гг. возросли до 122 тыс. человек. Целью программы «умиротворения» стало ограничение деятельности патриотов на Юге. Планировалось лишить патриотов доступа к людским ресурсам, продовольствию, и тем самым заставить их отказаться от вооруженной борьбы. В то же время, американцы «боролись за умы и сердца» крестьянства8 и даже содействовали проведению аграрной реформы. К 1969-71 гг. политика «умиротворения» дала результаты: патриоты оказались в сложном положении, прежде всего из-за изменений в настроении крестьянства. Однако вопреки надеждам США и Сайгона, эта политика не повлияла на военно-политическую ситуацию во Вьетнаме и не привела к успеху «вьетнамизации» в целом.

В марте 1970 г. Вашингтон силами ЦРУ добился переворота в Кампучии - к власти там пришла проамериканская группировка Лон Нола. США обеспечили армию нового клиента в 220 тыс. человек, однако это не упрочило их позиций в ЮВА. Тогда Киссинджер предложил расширить масштабы войны, вторгшись в Камбоджу, и президент эту идею поддержал. Новая кампания Никсонджера оправдывалась, разумеется, вильсонианскими идеалами - содействием принципам свободы и уважением нейтралитета государства, а также горячим желанием США «излечить» его [государство] от «красной заразы». Вот так, желая Кампучии добра, армия США вторглась на изуродованную бомбардировками землю. А уже летом 1971 г. Вашингтон предпринял попытку изолировать патриотические силы ЮВ, Камбоджи и Лаоса от ДРВ, чтобы впоследствии расправиться с ними поодиночке. Лучшие силы сайгонской армии (почти 45 тыс. человек) при поддержке американской авиации вторглись на территорию Лаоса вдоль дороги № 9, стремясь перерезать пути, по которым осуществлялось людское и материальное снабжение из ДРВ - знаменитую «тропу Хо Ши Мина». Но благодаря активным действиям вьетнамских патриотов сайгонские интервенты были разбиты близ р. Бенхай по 17-ой параллели. Зимой того же года крупнейшая операция американо-сайгонских войск «Ченла - 2» завершилась их безоговорочным поражением.

Неудачи сайгонского оружия не могли не волновать Вашингтон: финансовые вливания в регион все возрастали, техника и персонал все прибывали, но успеха это не приносило. Недовольство в американском обществе усиливалось: народ не желал вкладывать средства в войну, которая не только не приносит желаемого результата, но и дискредитирует США в глазах остального мира! Ответ назревал, и Вашингтон его получил: к 1970 г. из-за студенческих волнений и демонстраций было закрыто 450 университетов и колледжей, в 21 студенческий городок введены войска.

NB 4 мая 1970 г. у университета в г. Кент, шт. Огайо, национальные гвардейцы расстреляли толпу студентов: 4 убитых, 10 раненых - вот итог попытки «успокоить» молодежь, не желавшей в будущем стать «пушечным мясом» для никому не нужной войны. Тем не менее, администрация Никсона приветствовала действия национальной гвардии, в кровавых событиях 4 мая были обвинены студенты, контроль над университетами был усилен. «Нужно было расстрелять и большинство профессоров», поговаривали в Штатах.9

Ко всему прочему, в 70-х гг. в страну каждую неделю стали прибывать тысячи тех, кто еще совсем недавно был тем самым «пушечным мясом» - солдат, которых Никсон, как и обещал, вернул на родину. Но как их встретили на родной земле? На улицах их приветствовали криками «Слабаки! », «Побитые! », спрашивали: «Сколько младенцев ты убил? » Кроме того, всплыла на поверхность история с приказом о подсчете убитых. Авторитет армии таял на глазах: служить не хотел никто, ведь уважения участие в такой непопулярной войне не добавило бы, да и далеко не у каждого молодого американца заветная мечта - увековечить свое имя на нескольких смІ. мрамора на Арлингтонском национальном кладбище10.

Всего же через ЮВА США прогнали почти 6,5 млн. своих солдат и советников. В общей сложности в Индокитае ВС США потеряли около 60 тыс. солдат11, остальные вернулись домой. Но что это были за люди!

Многие из солдат, прошедших Вьетнам, так и не смогли вернуться к нормальной жизни: кто-то спился, кто-то страдает наркоманией, кто-то и вовсе лишился рассудка, расшатав нервную систему, наблюдая бесчисленные казни и пробираясь по джунглям, то и дело вздрагивая от любого шороха в ожидании внезапного нападения [партизаны не раз устраивали американцам «радушный прием» в зарослях тропического леса] 12. Американские герои, отправившиеся за океан воевать за справедливость, вернулись домой с клеймом безжалостных убийц. «Нас заставляли подсчитывать трупы, нас принуждали убивать», - рассказывали ветераны войны13. Множество военных преступлений в духе Сонгми были преданы огласке в США и за пределами страны, а факт массовых убийств вьетнамских младенцев (вьетконговцы?!) потряс весь мир.

Ветераны Вьетнама мысленно снова и снова возвращаются к событиям тех лет. Рядовой Симпсон признался: «Да, я убивал…меня мучают кошмары: перед глазами постоянно стоят убитые дети. Теперь я никого к себе не подпускаю и никого не люблю. Моя любовь умерла в Сонгми»14. «Я умер во Вьетнаме, - рассказывал другой ветеран, - раньше я был верен корпусу морской пехоты, теперь мне безразличны США». Около 100 тыс. солдат вернулись на родину искалеченными, а почти 50 тыс. живут в страхе перед смертью от рака: препарат «орандж», применявшийся для дефолиации джунглей, оказался смертельно опасен15.

Ситуацию усугублял тот факт, что воевали во Вьетнаме, как правило, представители несостоявшихся, низших классов. Впоследствии даже сложилась поговорка, мол, «воевали дураки, а самые умные пересидели войну, воспользовавшись отсрочками». Как прав был генерал Макартур, предупреждавший Л. Джонсона о том, что «опасно близко то время, когда многие американцы не захотят воевать за свою страну»16. Пророчество сбылось, но Джонсон в свое время это замечание проигнорировал, а Никсон, похоже, упустил момент начала развала армии. Но и без того уже было слишком поздно.

Делись добром ;)