Торгово-экономические отношения России и Ирана

курсовая работа

1.2 Развитие взаимоотношений России и Ирана после прихода к власти Махмуда Ахмадинежада

При рассмотрение отношений в сфере политики, можно выделить, что начиная с 1990-ых годов Иран был традиционным политическим партнером России. Это выражалось и в противостоянии режиму талибов в Афганистане, и в открытой поддержке политики невмешательства в отношении чеченской проблемы сепаратизма, считая ее внутрироссийским делом, препятствовая изоляции Армении и активно способствовал процессу мирного урегулирования в Таджикистане.

Рассматривая общую картину политического сотрудничества России и Ирана нельзя не выделить, что одним из факторов столь тесного взаимодействия является рост напряженности в отношениях с Западом, в первую очередь, с США, именно поэтому Иран нашел поддержку на стороне России, как влиятельного политического партнера. Руководство Ирана чрезвычайно заинтересовано в том, чтобы ограничить влияние США в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Именно в этой связи президент Ирана Махмуд Ахмадинежад форсировал переговоры о вступлении Ирана в Шанхайскую Организацию Сотрудничества, и в 2005 по инициативе России ему был предоставлен статус наблюдателя. Сближение Ирана с ШОС является большим дипломатическим успехом страны.

В целом, политический курс страны остается неизменным несколько десятилетий, но после победы на президентских выборах в Иране в 2005 году ультраконсерватора Махмуда Ахмадинежада получил новый виток развития. Его резкие заявления в отношении Израиля испортили отношения и с этим государством.

Политический курс по отношению к Соединённым Штатам не претерпел особых изменений и по-прежнему остается напряжённым. Основным фактором здесь остается Иранская ядерная программа.

Так в 2005 году администрации Буша заявила, что после прихода к власти в ИРИ президента М. Ахмадинежада решение иранской ядерной проблемы в рамках МАГАТЭ стало невозможным. Вопреки Парижским соглашениям в августе 2005 г. Иран начал конверсию урана (перевод из твердой в газообразную форму) на предприятии в Исфахане, а в январе 2006 г. возобновил исследования в ядерной области. Как следствие этого, 4 февраля 2006 г. Совет управляющих МАГАТЭ решил проинформировать Совет Безопасности (СБ) ООН об иранской ядерной программе, а 29 марта было принято Совместное заявление Председателя СБ ООН, призывающее ИРИ возобновить мораторий на обогащение и переработку урана. В ответ на это руководство Тегерана заявило о получении в Натанзе НОУ, что, тем не менее, может рассматриваться как мирная ядерная деятельность в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

По мнению Вашингтона, Тегеран уже принял решение о создании собственного ядерного оружия. Правительство США стремится не допустить такого исхода, требуя от Ирана прекращения любых работ в области обогащения урана. Американские специалисты считают, что после запуска в Натанзе 3 тыс. газовых центрифуг иранские специалисты через 271 день смогут наработать расщепляющихся материалов достаточно для изготовления одного ядерного боезаряда. Заводские площади иранского предприятия позволяют установить до 54 тыс. центрифуг, но возможность их производства будет определяться наличием в Иране полного объема всех необходимых материалов. По мнению администрации Буша, это вызов для всего мирового сообщества, который требует адекватной реакции со стороны СБ ООН.

Многие американские политики и эксперты тогда напрямую заявляли, что Москве следует прекратить сотрудничество с Ираном в ядерной области, приостановив строительство энергетического легководного реактора в Бушере, и потребовать от Тегерана возобновления моратория на обогащение урана с соответствии с заявлением Председателя СБ ООН. Следует отметить, что указанное заявление, в отличие от резолюции, не имело обязательного характера, а производство НОУ не нарушает требований ДНЯО. Кроме этого, в конце февраля 2005 г. был подписан ряд российско-иранских документов, регламентирующих возврат облученного (отработанного) ядерного топлива с этого энергоблока в Россию, что исключало его использование в военных целях.

Экспорт "двойных" технологий и продажа Тегерану российского оружия у многих в Вашингтоне вызывало осуждение, так как, по их мнению, Иран активно поддерживает террористические организации и угрожает другим государствам, в первую очередь Израилю. Тем не менее, в 2005 г. Москва и Тегеран заключили ряд договоров о поставках российского вооружения и военно-технического сотрудничества.

Более подробно касаясь взаимоотношений России с Ираном и диалога с другими странами, в особенности США, на котором непосредственно отражаются данные взаимоотношения, нельзя не отметить, что внешняя политика России всегда являлась в большей степени сбалансированной. РФ не только преследует свои национальные интересы, но и строго подчиняется уставу Организации Объединенных Наций и международному праву в целом.

Так в интервью арабскому телеканалу "Аль-Джазира" в 2007 году Владимир Путин заяви, что: «Наше сотрудничество с Ираном и в ядерной сфере, и в сфере военно-технического сотрудничества не противоречит ни одному международно-правовому акту. Мы не сделали ни одного шага в нарушение принятых международных документов в отношении Ирана. Наша ядерная программа, программа по строительству атомной электростанции в Бушере, носит исключительно мирный характер и полностью контролируется инспекторами МАГАТЭ. Там и техника стоит, там постоянно присутствуют наблюдатели МАГАТЭ. Нет ни одной претензии к нашей программе по строительству атомной электростанции. Мы и в будущем намерены действовать только таким образом. Мы являемся категорическими противниками распространения ядерного оружия. И наши собственные национальные интересы не допускают даже мысли о том, что какая бы ни было другая страна будет приобретать ядерное оружие. Это не способствует укреплению международного мира.»

Важным политическим шагом стала Поездка Путина в Иран. Данная поездка, стала первым визитом главы российского государства в эту страну за последние более чем 60 лет. Главный итог - подписана декларация по Каспию, который, как говорилось, должен стать "морем мира". Кроме того, одной из важных тем стала ядерная программа Ирана.

Начало 2008 года ознаменовалось принятием новой резолюции по Ирану, которую в том числе поддержала и Россия. Резолюция создавалась, исходя из концептуальных договоренностей "шестерки", что действия в Совете Безопасности должны быть, направлены, во-первых, исключительно на поддержку МАГАТЭ, в частности, прояснение аспектов прошлой ядерной деятельности Ирана и исключение в этой деятельности военных компонентов. Во-вторых, эти меры должны быть соразмерными с реальной ситуацией. В-третьих, постоянно подтверждается готовность к переговорам, если Иран примет те условия, которые выдвинуты МАГАТЭ. Резолюция с точки зрения всех аспектов ситуации получилась компромиссной.

Министр Сергей Лавров так прокомментировал данную резолюцию: "Мы получили текст резолюции, который отличается от первоначальных запросов наших западных партнеров. Их требования фактически шли в русле наказания Ирана, а не поддержки МАГАТЭ по прояснению всех белых пятен прошлой иранской ядерной деятельности. Теперь эта резолюция отвечает всем критериям, на основе которых мы сотрудничаем, а именно предусматривает задействие СБ ООН в целях содействия режиму нераспространения, а не в каких-то политических целях".

Однако в марте 2008 года иранский президент объявил о решении своей страны прекратить переговоры с "шестеркой" (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) по ядерной проблеме, предупредив, что Тегеран "не будет обсуждать эти вопросы ни с одним человеком или организацией вне рамок Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ)". Представители России в свою очередь, заявили о возобновление диалога с "шестеркой". Так в интервью ИТАР-ТАСС и.о. секретаря Совета безопасности РФ Валентин Соболев по итогам трехдневных переговоров в иранской столице заявил, что "Мы приглашаем Иран к сотрудничеству, к переговорам с "шестеркой", - подчеркнул он. - Мы считаем, что Иран должен проявить больше инициативы и участвовать в этих переговорах".

"Иран имеет полное право развивать ядерный (топливный) цикл в любом плане, кроме одного - Тегеран должен соблюдать Договор о нераспространении, то есть не использовать его (топливный цикл) в интересах создания ядерного оружия, - продолжил Соболев. - Это позиция России, мы везде и всегда ее отстаиваем". Кроме того, "мы считаем, что Иран в настоящее время не ведет военных ядерных разработок, но мы убеждены в том, что так должна считать не только Россия, но и все страны, которые принимают участие в разрешении этой ситуации (вокруг

ядерной проблемы Исламской Республики)".

В мае 2008 года в РФ прошла церемония инаугурации третьего президента России. В Тегеране выразили надежду на то, что президент России Дмитрий Медведев продолжит развивать добрые отношения с Ираном, начавшийся при Владимире Путине, заявил посол Ирана в Москве.

"Хотел бы подчеркнуть, что время президентства Владимира Путина было "золотым периодом" отношений между Ираном и Россией. Было многое сделано в двусторонней сфере. Обе стороны в рамках собственных интересов осуществляли обширное и активное сотрудничество друг с другом. Уверен, что с учетом тех особенностей и тех общностей, которые возникли между Ираном и Россией, это сотрудничество будет продолжаться", - заявил он в среду в эфире радиостанции "Эхо Москвы".

По его словам, "Медведев в своем послании, которое он передал президенту Ирана господину Ахмадинежаду через господина Соболева (Валентин Соболев, и.о. секретаря СБ РФ на тот момент), подчеркнул эту мысль".

Таким образом курс на дружеские отношения с Ираном остался неизменным после смены президента в России. Так в интервью итальянским СМИ перед саммитом "большой восьмерки" в Аквиле, Дмитрий Медведев заявил: “Иран - наш важный партнер, мы с ним общаемся, у нас есть целый спектр общих проблем, по которым мы взаимодействуем и весьма продуктивно, - напомнил президент России. - Я не говорю даже об экономических отношениях, это само собой, но у нас есть такие вызовы, на которые мы совместно реагируем: это наркотрафик, угроза терроризма. И мы будем продолжать общаться с Ираном как с нашим соседом, с нашим внешнеполитическим партнером”.

В 2009 году обострение отношений Ирана и стран «шестерки» получило новый виток развития. Россия в свою очередь выступая в некотором роде в роли посредника и продолжала призывать Иран к переговорам.

Так в Женеве стартовали переговоры по иранской ядерной программе с участием представителей самого Ирана и шести мировых держав - России, США, Великобритании, Китая, Франции и Германии. Данная встреча стала шагом в перед уже учитывая, в обеденный перерыв впервые за 30 лет с момента разрыва дипломатических отношений между США и Ираном состоялись прямые переговоры представителей этих двух стран.

Женевским переговорам Иран обеспечил весьма напряженную прелюдию - сначала признался в наличии второго секретного завода по обогащению урана на три тысячи центрифуг, а два дня назад устроил показательные "Маневры Великого пророка", успешно запустив ракеты малой, средней и большей дальности. Членам "шестерки" такие послания показались не совсем уместными, но на встречу они приехали с позицией не обострять и не терять надежду на откровенный разговор. Главным итогом стало следующее: визит главы МАГАТЭ аль- Барадеи в Иран. Иран выказал готовность допустить наблюдателей на новый завод в Куме по обогащению урана в течение ближайших двух недель. Кроме того, достигнуто принципиальное соглашение с Ираном об обогащении его урана в третьих странах.

Начало 2010 года охарактеризовалось «похолоданием» отношений между Ираном и Россией как по причине претензий сторон в экономическом плане, так и «неудобных» заявлений в политическом.

Так Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, выступая на торжествах по случаю дня Исламской революции, объявил о том, что его страна теперь никого не боится, так как стала ядерной. И способна даже обогащать уран до 80-ти процентов, то есть еще чуть-чуть - и бомба.

Вашингтон же, в свою очередь ввел односторонние санкции в отношении стражей Исламской революции и призвал всех членов Совбеза ООН поддержать международные санкции против Ирана в целом.

И кто бы мог подумать, что плохое настроение Барака Обамы вдруг возьмет и поправит Россия? Наш МИД и комитет по международным делам Госдумы в унисон друг другу и очень оперативно не исключили того, что Москва присоединится к американскому новому пакету антииранских санкций.

С одной стороны, можно было предположить, что Тегеран просто довел Москву. Тем, что обещал обогащать уран на нашей территории, водил за нос весь мир, а потом запустил цикл обогащения на своей территории. Тем, что тянет резину с определением правового статуса Каспийского моря, тем, что заговорил вдруг в конце 2009 года о создании комиссии по оценке ущерба от "советской оккупации" в годы Второй мировой войны. Хотя с точки зрения международного права, и Ахмадинежад об этом знает, никакой оккупации не было. Но счетом за нее он Кремлю пригрозил.

С другой стороны, с обещаниями Москвы в сторону Тегерана то же не все гладко - замораживание поставок С-300 в Иран, осложнение ситуации с запуском Бушерской АЭС, заявления президента Медведева и в Питсбурге, и в Сингапуре о том, что Россия может присоединиться к санкциям.

Но в целом, учитывая все вышеизложенные факторы, заявлением о возможном присоединение к санкциям, Россия показала себя, достаточно опрометчиво. России нужно занимать, прежде всего, собственную позицию. Иметь ту позицию, - за санкции или против санкций, - которая выработана внутри России, внутри Кремля, а не позицию, которая выработана в ином месте, а мы просто к ней присоединились на каких-то условиях.

В июне 2010 года Совет безопасности ООН 12-ю голосами "за" одобрил новую резолюцию, предусматривающую санкции в отношении Ирана. По результатам голосования, резолюцию поддержали 12 членов Совбеза ООН, две страны проголосовали против, одна страна воздержалась. Постоянный представитель РФ при Объединенных Нациях Виталий Чуркин заявил, что новые санкции в отношении Ирана были введены в связи с тем, что Тегеран не выполняет требований Совета Безопасности ООН и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Виталий Чуркин отметил, что Россия сначала в рамках "шестерки" (РФ, США, КНР, Великобритания, Франция и Германия), а затем в полном составе Совета тщательно работала над содержанием этой резолюции. "Мы считаем, что она достаточно четко сфокусирована на тех аспектах деятельности Ирана, которые связаны с угрозой нераспространению", - отметил постпред РФ при ООН. Он указал также, что "содержание этой резолюции не приведет к тому, что будет подорвано благосостояние иранского народа, и что эта резолюция должна быть воспринята как еще один ясный сигнал Ирану о том, что надо переходить к серьезным переговорам с целью выхода из этой ситуации". Российский постпред при ООН напомнил, что в июне 2008 года "шестерка" сформулировала пакет предложений, которые "открывают перед Ираном большие возможности для широкого сотрудничества с мировым сообществом в целом ряде областей, включающем и ядерную энергетику". "Однако Иран до сих пор не пошел на серьезное обсуждение этого пакета предложений, поскольку он, в свою очередь, не соглашается вести какие-либо обсуждения с "шестеркой" своей ядерной программы", - сказал он. "Разумеется, с такой позицией "шестерка" не может согласиться, и это стало главным побудительным мотивом выработки новой санкционной резолюции", - указал Виталий Чуркин.

Реакция Ирана на введенные санкции последовала незамедлительно, Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад назвал этот документ бесполезным и заявил, что его следует выкинуть в мусорный бак как использованный носовой платок.

Делись добром ;)